Легенда о Борджиа

 

Можно было бы оставить этот стиль на совести Гвиччардини и объяснить его духом времени, духом контрреформаторского Триентского собора (1545-1563), если бы в течение столетий мнение о Борджиа не основывалось на суждениях Гвиччардини. Внеисторический фундаментализм первого биографа Борджиа не умел ничего иного, кроме как учить нравственности и морали Триентского собора. Однако нужно остеречься и нам, и не повторять той же ошибки, прикладывая ко времени Возрождения и контрреформации собственные мерки. Это не означает обелять преступления против человечности и достоинства личности: пылающие костры инквизиции, безумие охоты на ведьм и жестокости религиозных войн не имеют оправдания, ибо они касаются непосредственно прав человека и требуют однозначности в оценках.

Несправедливость легенды о Борджиа достигает кульминации, когда утверждают, что Александр VI был антихристом, воплощением зла, как оно описано в библейском Апокалипсисе евангелистом Иоанном, т. е. предвестием гибели мира и Страшного суда – что делает и папскую дочь Лукрецию дщерью зла. Германн-Рентген показывает, какую роль понятие «антихрист» играло в то время, на рубеже 15 в., т.е. в эпоху ожидания конца света, страха перед грехом и Страшным судом, преследования еретиков, астрологии и гороскопов, «Молота ведьм» и изданной в 1485 г. буллы Иннокентия VIII о ведьмах, а также казнь и сожжение Савонаролы. Этот контекст объясняет всю тяжесть, которая обрушивается на человека с именем антихриста и может повлиять на дальнейшее историческое описание. Ничего не меняет тот факт, что политические противники со времен Фридриха II проклинали друг друга как антихристов, Папы и кайзеры не были при этом исключением.

Благодаря этому фону первоначальная ужасающая история о Борджиа скоро обрела собственную жизнь, и в следующих столетиях имя Борджиа как волшебное слово создавало новые и новые литературные версии.

Дата: 28 февраля 2013



 

Добавить комментарий

Имя

E-mail

Комментарий

Контрольный вопрос:
Сколько будет: 2*5-5