Человек коммуникаций

 

Если бы из мира исчезли все люди и остались бы только сообщения, которыми они обменивались, мы все равно обладали бы необходимой информацией для развития нашей науки. Ведь каждое реальное социально-психологическое явление уходит своими корнями в коммуникацию. Если один человек намерен каким-либо образом повлиять на другого, необходимо, чтобы источник влияния адресовал объекту влияния некое сообщение, — будь то красноречивый убедительный довод, мимолетный сердитый взгляд или послание, переданное на большое расстояние с помощью современных средств связи. Именно благодаря коммуникации социальная психология обретает свой научный потенциал: ведь то, что передается одним человеком другому, включается в область общественных и, следовательно измеримых, явлений.

Некоторые статьи, помещенные в настоящем разделе, возникли на основе моего личного жизненного опыта, события которого в конце концов трансформировались в экспериментальное исследование. По-видимому, ранее не публиковавшийся отчет об изучении путей распространения информации лучше всего проиллюстрирует их взаимосвязь.

В 1954 году я жил в общежитии для студентов старших курсов Гарвардского университета. В комнатах общежития не было индивидуальных телефонов, однако в холле, примерно в 100 футах от моей комнаты, имелся таксофон. Студенты звонили по этому телефону, и по нему же звонили им. Часто телефон трезвонил впустую по несколько минут кряду, прежде чем кто-нибудь удосуживался выйти из своей комнаты и снять трубку, а затем громко позвать к телефону того человека, которому был адресован звонок. Проблема состояла в том, что не существовало никакого правила или обычая, регламентировавшего выполнение этой «общественной нагрузки». Когда раздавался звонок, никто не знал, кому звонят. Кто тогда должен подходить к телефону? Стремясь хоть как-то урегулировать эту проблему, я сочинил правило, написал его на библиографической карточке и поместил рядом с телефоном. Записка гласила: «Чтобы тяжкое бремя бегания к телефону распределялось поровну, студенты за каждый вызов к телефону должны дважды подойти на звонки.». Это сообщение послужило ориентиром в ситуации, для которой ранее не было предусмотрено каких-либо норм и правил.

Прошло пять лет. Я оставил это общежитие, провел около года в Норвегии и год во Франции, затем вернулся в Гарвард. Когда я воспользовался таксофоном в соседнем общежитии, я заметил прикнопленную рядом с аппаратом карточку, которая гласила: «Чтобы обязанность подходить к этому телефону распределялась поровну, среди студентов принято за каждый вызов к телефону два раза подходить на звонки...» и т. д. Такие карточки с правилами были повсюду. Мое культурное начинание получило распространение. Оно превратилось уже в традицию, хотя начиналось как поступок одного человека. Должно быть, большинство локальных нововведений именно так и прокладывает свой путь в «большую» культуру. Человек пишет на стене: «Здесь был Килрой» или «Заключенный № 183». Мода на граффити подобного рода широко распространяется, и мы сталкиваемся с аналогичными надписями повсеместно. Но можно ли установить их первоисточник?

Дата: 20 ноября 2013



 

Добавить комментарий

Имя

E-mail

Комментарий

Контрольный вопрос:
Сколько будет: 4*8-6